Материалы по истории астрономии

17. Энгельгардтовская обсерватория

С деятельностью проф. Д.И. Дубяго связана постройка под Казанью крупной обсерватории, предназначенной специально для исследовательских работ и находящейся в гораздо лучших условиях для наблюдения, чем обслуживающая нужды преподавания городская обсерватория при университете.

Основание обсерватории было положено средствами и деятельностью русского любителя астрономии В.П. Энгельгардта (1828—1915). Энгельгардт был выдающимся представителем русской интеллигенции. Он был в тесных дружеских отношениях со знаменитым музыкальным и художественным критиком В.В. Стасовым. Пропаганда русской национальной музыки, забота о популяризации художественного наследия великого русского композитора М.И. Глинки являются немаловажной заслугой Энгельгардта. Наряду с этим Энгельгардт был страстным любителем астрономии, которую он изучил как специалист. Не имея возможности устроить частную обсерваторию у себя на родине, он вынужден был создать ее в Дрездене (в 1877—1879 гг.). Он оборудовал обсерваторию первоклассными инструментами и начал производить на ней (уже в 50-летнем возрасте) систематические наблюдения по определению положений туманностей и двойных звезд и движений астероидов и комет. Его наблюдения обрабатывались в России (на его средства) и в 1886—1895 гг. он опубликовал их в трех томах. В старости, желая обеспечить использование созданной им обсерватории у себя на родине, он передал все свои инструменты (в том числе большой 12-дюймовый рефрактор) Казанскому университету. Большое значение при этом имело то обстоятельство, что Энгельгардт давно уже поддерживал тесные связи с многими русскими астрономами, в том числе с Д.И. Дубяго, в то время, когда тот был еще астрономом Пулковской обсерватории. Их объединяли общие научные интересы. Д.И. Дубяго к 1901 г. добился постройки за городом, в 20 км от Казани, обсерватории, на которой были установлены пожертвованные Энгельгардтом приборы, и сама обсерватория стала называться обсерваторией имени В.П. Энгельгардта. Обогащенная и расширенная в советскую эпоху, она является и сейчас одной из лучших в Советском Союзе. Интересно отметить, что казанские «отцы города» — члены городской думы, состоявшей главным образом из купцов, не хотели отвести загородную землю для реализации богатейшего дара, полученного университетом. Они мотивировали это тем. что «город» может получать с этой земли годовой доход... около 100 рублей, а развитие университета их не касается. Таковы были условия, с которыми сталкивалось развитие астрономии в царской России даже в начале XX в...

К открытию Энгельгардтовской обсерватории были построены главное здание с башней для 12-дюймового рефрактора и с залом для казанского меридианного круга (перенесенного после модернизации его в 1903 г. в новую обсерваторию) и двухэтажный дом для библиотеки, вычислительной комнаты и квартир астрономов. Кроме того, на обсерватории были два пассажных инструмента (Бамберга и Кука), также подаренные Энгельгардтом, и двое первоклассных часов.

В 1908 г. в отдельно выстроенной башне был установлен казанский гелиометр, а в 1914 г. был установлен новый астрограф с объективом Петцваля 120 мм и со светосилой 1:5 для фотографирования звездного неба в мелком масштабе, но с большим полем зрения. Укрепление и оснащение обсерватории в загородных условиях отняло у ее немногочисленных астрономов много времени и сил и после 1901 г.

В то время как богатое оборудование обсерватории требовало не менее десятка наблюдателей и десятка вычислителей для обработки наблюдений, научный штат обсерватории состоял только из трех астрономов, на которых ложились также и преподавание в университете и хозяйственные заботы. На вычислительную работу и здесь, как и на других университетских обсерваториях, лишь эпизодически отпускались ничтожные суммы, на которые можно было временно привлекать студентов, но создать школу опытных вычислителей было невозможно. Из-за этого накапливающиеся ряды наблюдений долго не обрабатывались, и зачастую сами наблюдения теряли от этого свою ценность.

Тем не менее, Энгельгардтовской обсерваторией сделано много для науки и сама обсерватория быстро приобрела мировую известность.

В.А. Баранов на 12-дюймовом рефракторе при помощи нитяного микрометра определял положения комет, астероидов, двойных и переменных звезд. Эти наблюдения можно было обработать скорее, чем меридианные, которые велись для изучения рефракции и изменения широты и для определения координат звезд от 5,5 до 6,5-й величины в области от —10° до +90° по склонению (с 1909 г.). Эта программа меридианных наблюдений не была закончена, а наблюдения В.А. Баранова были обработаны Т.А. Банахевичем лишь в 1915 г.; изданы же они были еще много позднее. Т.А. Банахевич, выдающийся польский астроном, впоследствии (1919—1954) директор Краковской обсерватории, начале 1910 г. систематические наблюдения на гелиометре Энгельгардтовской обсерватории для изучения физической либрации Луны, о чем мы уже говорили выше.

После перехода Банахевича в Юрьевскую обсерваторию (в 1915 г.) эти его наблюдения до 1931 г. продолжал казанский астроном А.А. Яковкин.

Энгельгардтовская обсерватория продолжила исследования напряжения силы тяжести, начатые в предшествующем веке в Казани, и производившиеся, в частности, в 1896 г. на Новой Земле экспедицией казанских астрономов, наблюдавших там солнечное затмение.

Другие работы Энгельгардтовской обсерватории, тесно переплетающиеся с работами городской казанской обсерватории, были частично освещены выше в очерке о деятельности Казанской обсерватории.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница
«Кабинетъ» — История астрономии. Все права на тексты книг принадлежат их авторам!
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку